Энергоинформ – развитие энергетики и информационных технологий

Энергоинформ — альтернативная энергетика, энергосбережение, информационно-компьютерные технологии

Энергоинформ / Точка зрения / Конец безумной утопии

Конец безумной утопии

Либерально-постиндустриальная концепция "рыночной электроэнергетики" потерпела крах в мировом масштабе

11 сентября 2007 года столица Чили, Сантьяго, пережила аварию одной из электроподстанций. Часть города оказалась обесточенной. В ночь с 11 на 12 сентября в трех районах города, погруженных во мрак, произошли ночные столкновения между вмиг образовавшимися бандами вооруженных мародеров и полицейскими. Грабители, подчас – с американскими автоматическими винтовками М-16 с лазерными прицелами, грабили магазины и богатые дома, нападали на штаб-квартиры компаний. Отключение энергии было равносильно разрушению цивилизованности. Беспорядки удалось подавить лишь неимоверными усилиями властей.

Сегодня на наших глазах во всем мире разрушается одна из самых опасных иллюзий – безумный план ультралибералов 1970–1980-х гг. о рыночном реформировании электроэнергетики. Их планы терпят крах в Европе, США, Латинской Америке. Оказалось, что рынок в электроэнергетике несовместим и с требованиями надежности энергоснабжения, и просто с техническими основами электроэнергетики.

Сегодня ненадежность электроэнергетики грозит стать спусковым крючком системного кризиса на Западе.

МЕЧТА О НЕВИДИМОЙ РУКЕ

После Второй мировой войны в развитом мире (на Западе и в СССР) сложилась надежная электроэнергетика (ЭЭ) на базе вертикально интегрированных компаний (ВИК). Они, будучи государственными или частными, соединили в одних руках генерацию, управление, передачу и сбыт электричества. Причем и у нас, и на Западе тарифы таких ВИКов регулировались государством.

Но в конце 1970-х – начале 1980-х на Западе к власти стали приходить одержимые рыночные фундаменталисты (ультралибералы-консерваторы), сторонники ухода государства из экономики. Они решили, что ЭЭ-отрасль может стать полностью рыночной и конкурентной – надо лишь создать условия для того, чтобы каждый потребитель мог подключиться к той силовой станции, какая предлагает энергию подешевле. Ради этого, мол, надо отказаться от регулирования тарифов и разделить энергетику на конкурирующие компании-генераторы и сетевые компании, обеспечивающие равный доступ всем потребителям ЭЭ и ее производителям. А дальше, мол, по Адаму Смиту – невидимая рука рынка все расставит по местам.

Красиво? На бумаге – очень. А в жизни это оказалось страшной по разрушительности идеей. Причем везде – хоть на Тайване, хоть в Чили, хоть в США.

МРАКОБЕСИЕ ИЛИ ТУПОСТЬ?

Попытаться торговать электричеством как биржевыми товарами (наравне с нефтью, зерном или металлами) – это невероятное мракобесие плюс явная тупость. Электроэнергетика не втискивается во фритредерские бредни полуторавековой давности – ибо высокотехнологична. Невозможно обходиться арифметикой там, где требуется физика ХХ века и алгебра. В отличие от зерна или нефти, электричество нельзя положить на склад или придержать: его нужно потреблять немедленно. При этом необходимо строго балансировать потребление и выработку тока: иначе система начнет разрушаться, начнутся массовые, катастрофические по последствиям отключения. Более того, генераторы силовых станций должны вращаться синхронно. Здесь нельзя вот так просто отключиться от одной электростанции, чтобы подключиться к другой: нагрузку нужно перераспределять и снова балансировать. Любая попытка привить сюда рыночные отношения в либеральном смысле выливается в создание громоздких регулирующе-торговых систем, что вздувают тарифы в разы, во столько же раз снижая надежность ЭЭ-отрасли.

Далее: станции разных типов (атомные, тепловые, гидравлические) имеют разную себестоимость энергии не из-за плохого или хорошего менеджмента, а потому, что у них разное "горючее". Станции строились исходя из того, что есть на месте – уран, уголь или реки. И потому в прежней системе тариф усреднялся.

Умные эксперты еще в начале 1980-х предупреждали, что ничего хорошего из либеральной перестройки электроэнергетики не выйдет. Энергетика, говорили они, это – очень дорогая отрасль. Строительство новой станции по затратам аналогично строительству атомного подводного ракетоносца. Причем станция должна иметь запас мощности, чтобы в момент скачка потребления ответить резким ростом генерации – то есть, помимо трех энергоблоков на станции должен наготове стоять четвертый. Кто же будет строить новые станции, если есть риск того, что они не окупятся и даже могут разориться? В жизни будет так: "конкурирующие" компании тихо договорятся друг с другом и сообща поднимут тарифы, чтобы никто из них не разорился и окупил вложения. Зато если надежность энергоснабжения уйдет на второй план, а на первый выйдет прибыльность, владельцы станций и сетей начнут эксплуатировать их на износ, снижая резервы мощности (их ведь дорого содержать!). А огромное число компаний на рынке приведет к неуправляемости и сбоям.

Время блестяще подтвердило правоту этих прогнозов.

ОТ КАТАСТРОФЫ К КАТАСТРОФЕ

Либералы потрясают опытом английского премьера Маргарет Тэтчер, которой удалось создать конкурентный рынок электричества в Англии. Подчеркнем – именно Англии, потому что Уэльс и Шотландия на подобную перестройку так и не пошли. В относительно небольшой даже по европейским меркам Англии потребитель действительно может выбирать из нескольких электростанций-поставщиков: не понравились цены у одного – подключился к другому. Территория-то небольшая, ее буквально опутывают линии электропередач, и густота проводов обеспечивает возможность конкуренции. Как шутят сами англичане, их страну можно закрыть одной токопроводящей шиной.

Чтобы создать сравнимую по разветвленности с английской сеть передач хотя бы в европейской части России, нужно не менее 18 млрд долларов вложений и масса стратегического сырья для трансформаторов и проводов: меди, алюминия. То же самое – и в громадных США.

Попытка применить английскую (либеральную) модель в штате Калифорния (1999-2000 гг.) привела к настоящей катастрофе. В 1999 году там отказались от всякого государственного регулирования тарифов и впервые за сто лет сняли ограничения на прибыль энергокомпаний. Протолкнувшие этот закон республиканцы были уверены, что конкуренция снизит цены примерно на 20%. Но произошло совершенно иное: по сообщению The New York Times от 25 августа 2000 года, цены на аукционах стали подскакивать в несколько раз, а в один из жарких дней августа 2000 года отмечен скачок тарифа в 5(!) тысяч процентов. (Это неудивительно, поскольку в США, в отличие от России, принята гибкая система тарифов, которые сильно колеблются в зависимости от времени суток и температуры воздуха, когда потребление растет или падает.) Продавцы электроэнергии вместо того, чтобы конкурировать друг с другом, предпочли вести согласованную политику взвинчивания тарифов. В среднем они поднялись в три с половиной раза.

Калифорнийцы начали массовый бойкот энергетики: они отказываются платить по счетам. К бойкоту присоединились школы, Совет церквей и даже… сенатор штата Стив Пис, который в свое время и проталкивал закон о либерализации энергоснабжения в Калифорнии. В 2000 году президент Клинтон даже добился направления ста миллионов долларов из бюджета США на помощь калифорнийским потребителям электричества. При этом отметим: Калифорния лежит в субтропиках и не знает русских зим, в условиях которых такой бойкот мог бы кончиться катастрофой.

Наблюдатели отмечают, что калифорнийские коллизии произошли, несмотря на то, что в США трижды (в 1978, 1992 и 1996 гг.) принимались законы, направленные на уменьшение госрегулирования. Правда, известный журнал The Economist 26 августа 2000 года заявил, что калифорнийцы сами виноваты, поскольку слишком понадеялись на большие электростанции вместо того, чтобы развивать совершенно новую, маломасштабную энергетику – электрохимические элементы (подобные тем, что стоят на некоторых подводных лодках и прямо перерабатывают химическую энергию в ток) и турбины малой мощности. Дескать, эту нетрадиционную энергетику нужно было допускать к электрическим сетям…

Загвоздка в одном: такой малой энергетики еще не создано – в совершенном виде.

В августе 2003 года в США (восточное побережье и юг Канады) произошла крупнейшая в мире системная авария, затронувшая 50 млн человек. Причина – в неуправляемости "рыночно-конкурентной" энергетики. Тогда же системные аварии прокатились и по ряду стран Европы, страдавших либеральным реформированием ЭЭ-отрасли.

В том же 2003-м власти Америки признали провал либеральной реформы в электроэнергетике. Они сочли необходимым разрабатывать иную программу – "Сеть-2030".

Начало этой работе положила встреча в апреле 2003 года в Департаменте энергетики США. Здесь были 65 верховных управляющих энергокомпаний, делегатов от фирм – производителей оборудования, представителей федеральных агентств, университетов и национальных лабораторий, а также "заинтересованных групп".

Этот представительный форум признал: электроэнергетика Америки уже никуда не годится и требует вложений сотни миллиардов долларов в ближайшие десятилетия. Синдромы болезни: изношенность оборудования и сетей, нехватка инвестиций в генерирующие мощности и системы передачи, аварийные отключения и ухудшение качества электрического тока (по частоте) – что особенно опасно для информационно-компьютерной экономики США. "Усилия, направленные на ослабление регулирования и развитие конкурентных условий, вообще не обеспечили нужных результатов" , – резюмировали участники совещания, признавая полный крах либерального реформирования американской электроэнергетики.

ПЛАН ГОЭЛРО: АМЕРИКАНСКАЯ ВЕРСИЯ

Была поставлена задача: к 2030 году "разредить плотное скопление линий электропередач", кардинально перевооружив энергетику. Предусмотрено применить сверхпроводящие композитные материалы для уменьшения потерь в передающих линиях, создать накопительные батареи и маховики для "складов электричества", ввести более совершенное "распределенное управление", шире развивать местную маломасштабную генерацию. Поскольку земли для прокладки новых ЛЭП уже нет, американцы решили на более высоком техническом уровне применить советскую идеологию оптимизации. То есть строить подземные супермагистрали для переброски энергии, увеличить пропускную способность уже существующих ЛЭП. Как и в позднем СССР, янки решили делать ставку на будущие ядерные энергоблоки, а также – на новые технологии "чистого" сжигания угля (они, в отличие от чубайсоидов, не желают сжигать больше природного газа!), на технологии использования энергии солнца, текущей воды и ветра, на новую технику "распределенной" выработки электричества с помощью небольших установок, на новые способы запасания энергии. Как и в СССР, решено использовать "комбинированные установки генерации тепловой и электрической энергии". По сути дела, в США принят аналог ленинского плана ГОЭЛРО. Янки намерены разработать "Сетевой график технологий Национальной системы электроснабжения" – суперплан развития необходимых технических новинок. График должен использоваться для управления частными и общественными научными исследованиями, для разработки и выполнения пилотных программ. Сам график строится на основании исследований и разработок Научно-исследовательского института электроэнергетики (EPRI), Национальной ассоциации сельских электросистем (NRECA), Североамериканского совета по надежности энергосистем (NAERC), Энергетической комиссии наиболее пострадавшего от либеральных "электроэкспериментов" штата Калифорния (CEC) и Управления по исследованиям и разработкам штата Нью-Йорк (NYERDA). Более того, в круг разработчиков будущего электроэнергетики США приглашаются все заинтересованные лица и структуры, включается "коллективный разум". Особо подчеркнем: приоритет американцы отдают именно надежности энергоснабжения, а не дешевизне тарифов.

ЕЩЕ ОДИН ЭКСПЕРИМЕНТ

Источником вдохновения для этих проектов служит пример Чили, бежавшей впереди паровоза: она одной из первых перешла на "конкурентную" модель – но к 2007 году ее энергетика оказалась без резервов мощности и не смогла угнаться за ростом потребления энергии в стране.

Таким образом, стало ясно: либерально-постиндустриальная иллюзия о "рыночной электроэнергетике" потерпела полный крах. Например, "Электрисите де Франс" упорно сохраняет сети и электростанции в одних руках. В Японии Токийская электрическая компания, которая по мощности (65 млн киловатт) равна почти трети всей электроэнергетики России также не разделяется. В Германии требования Евросоюза о либерализации энергоснабжения изящно обошли. Шесть энергокомпаний слились в три. Формально электростанции и сети электропередач работают отдельно друг от друга. Немцы снизили расценки на генерацию энергии, одновременно повысив тарифы на ее переброску и трансформацию. При этом доходы от вроде бы отдельных видов деятельности централизуются в компаниях, и деньги, полученные сетями, в любой момент могут быть вложены в новые станции. Бразилия вообще стала реформировать свою энергетику по четырем разным моделям.

Самое ужасное заключается в том, что невменяемые либералы в Евросоюзе продолжают настаивать на реформировании электроэнергетики по обанкротившейся модели, а в РФ (благодаря Чубайсу и его приближенным) ЭЭ с 1 июля 2008 года должна работать по английско-калифорнийскому образцу.

Автор благодарит Научно-технический центр "Оптимизация управления в электроэнергетике" (РФ), Московский энергетический институт (МЭИ) и лично Виктора Кудрявого за предоставленный фактический материал.

Источник: Максим Калашников, RPMonitor.ru
© 2005–2020 Энергоинформ — альтернативная энергетика, энергосбережение, информационно-компьютерные технологии