Энергоинформ – развитие энергетики и информационных технологий

Энергоинформ — альтернативная энергетика, энергосбережение, информационно-компьютерные технологии

Энергоинформ / Точка зрения / Инновационный прорыв России. Часть III. А судьи кто?

Инновационный прорыв России. Часть III. А судьи кто?

Кто вчера решал вопрос инновационного прорыва? Ученые – давали базу для прорыва, военные – ставили цели, руководители КБ – обеспечивали техническое воплощение. Результаты были настолько успешны, что Россию не могут догнать в некоторых направлениях даже до сих пор, хотя задел был сделан еще в 70-х. Инновационная индустрия работала и очень хорошо. Что мешает повторить успех?

А кто сегодня выбирает, кому дать деньги на инновацию?

Только две категории – чиновник или богатый чудак.

Начнем с чиновника. Современному чиновнику нужно лишь одно – отмыть распиленные деньги таким образом, чтобы другие чиновники не смогли его ущучить. Поэтому ему нужно надежное идеологическое прикрытие под распил. На первый взгляд прикрываться можно всеми перечисленными выше категориями. Но сразу отпадают крайние – сумасшедшие и гении. Первые не проходят фэйс-контроля, вторые говорят настолько необычные вещи, что их никто не понимает и ими прикрыться невозможно.

Мало подходят и реальные изобретатели, которые что-то такое изобрели в какой-то такой области, что, во-первых, это очень сложно, а во-вторых, невозможно под это много списать. Да и трудно с ними – они всю чиновничью игру в распил слишком серьезно воспринимают, того и гляди заложат их откаты.

Остаются две категории: аферисты и авантюристы. Авантюристы подходят гораздо меньше, ибо они реально хотят проверить свои идеи, слишком увлечены ими и требуют реальных вложений в реальные исследования. Поэтому чиновник выбирает чаще всего афериста (богатый новатор-частник наоборот – авантюриста). Прекрасно понимая, что за его обещаниями ничего не стоит. Такого рода людей они между собой называют «сказочниками». С ними чиновнику легко. Сказочник ведет себя солидно, он либо академик, либо крупный инноватор, ездит на дорогой машине и при офисе. Сказочник прекрасно понимает, что нужно чиновнику на самом деле и готов участвовать в распиле. Он имеет у себя какую-то уже готовую потемкинскую лабораторию, а то и заводик, окружен помощниками и готов сразу же на крупные дела: дать вечную жизнь, создать вечный двигатель, очистить сразу всю воду в мире или менять быстро погоду где угодно. Перечень сказочных дел таких людей можно продолжить, автор знает множество реальных «героев» нашего времени, которые носят высоко поднятое знамя освобождения человечества от чего-то очень ему надоевшего. Но для меня целью является не перепись населения на инновационном поле России, а определение категорий «посадок» на нем.

Итак, сказочник идеально соответствует запросам чиновника: он солиден, глобален, лоялен, может развесить клюкву на любых ушах, а главное – преследует одну с ним цель – распилить бюджетные деньги. Более того, я наблюдаю инновационную картину в стране еще с конца 80-х, сам участвовал во многих грандиозных проектах, лично знаю массу чиновников и сказочников и уверен – сказочники порождены как явление именно запросом от чиновников.

А самое главное, чем хорош сказочник – он обещает то, что все ждут.

Раньше такие сказочники были тоже. Они ходили, например, с гуслями по селам и городам и рассказывали народу на площадях сказки про будущее: про ковры самолеты, сапоги-скороходы, шапку-невидимку и скатерть-самобранку. И их с замиранием сердца слушали, т.к. все это очень хотелось иметь всем. Но в то время сказочники не получали денег от короля на создание ковра-самолета.

Позже, в Средние века в Европе, которая уже тогда тянулась к научно-техническому прогрессу, сказочники уже могли рассчитывать на поддержку какого-нибудь аристократа или богача. Они обещали превращение свинца в золото, открытие философского камня и прочие очень желаемые вещи. Им создавали в подвалах алхимические лаборатории и очень неплохо содержали. Кстати, историки науки считают, что именно эти алхимики создали основу современной химии. Но они не были аферистами, они были скорее авантюристами, ведь какой-нибудь граф давал им свои деньги, а не требовал из королевского бюджета гранты для распила.

Нужны ли сказочники сегодня? Безусловно, а кто иначе будет выводить общество из инновационной спячки? Кто будем ему рассказывать о современных коврах-самолетах так красиво, что бы оно верило и стремилось к нему? Только сказочник, ибо реальные изобретатели слишком приземлены. Нужны не просто фантасты, а фантасты действия.

Но если деньги на инноватику дает сегодня в России какой-нибудь богач, который в прошлом учился в техническом вузе, то ему скорее нужны чудаки авантюристы, которые в сказки верят искренне и готовы за копейки (по масштабам инновационной деятельности в других странах) работать и днем и ночью над созданием философского камня наших дней, например, над антигравитационным двигателем.

В чем проблема таких новых инвесторов? В том, что им застилают глаза их прежние успехи в других областях, в которых они и сколотили свои капиталы. Образно говоря, деньги им ударили в голову, и она у них поплыла.

У автора первый контакт с такого рода инвестором состоялся еще в начале 90-х. Ко мне в офис на Смоленку приехал мой старый знакомый, которого в прежней жизни звали Шурхентом за его имя (Шурик) и шустрость. Приехал он на самом крутом джипе того времени и для пущей солидности меня на нем прокатил до метро. История Шурхента уникальна, в ней было перемешано все, в том числе Бендер и Корейко. В советское время он работал на Петровке, где входил в группу по борьбе с особо опасными преступниками. В группе он был водителем и оператором, т.к. кроме всего был еще и профессиональным гонщиком. Еще одной его боковой специализацией был вскрытие государственных сейфов. Он умел подбирать отмычки к любым замкам, когда ключи к ним теряли чиновники. Это был самый главный из официальных медвежатников СССР.

Разбогател он быстро и красиво. В смутные годы начала перестройки он начал делать сейфы. Деньги тогда стали появляться у многих, и спрос на сейфы был огромных. Он возил их вагонами с Украины. Почему оттуда? Там была самая дешевая сталь и рабочая сила. Но он не успокоился на этом и привлек рабочую силу вообще дармовую. Со своими друзьями из МВД Украины он договорился, чтоб ему дали в работу зеков из одной тюрьмы. Но зеки не могли делать сейфы в тюрьме, они могли их делать только на соседнем заводе. Возникла загвоздка – закон запрещал водить зеков на работу по улицам (чтобы не сбежали). Он ее решил по бендеровски гениально. Был прорыт туннель (!) из тюрьмы на соседний завод и зеков водили по туннелю на работу под конвоем. Про туннели в законе не было ни слова.

На сейфах за пару лет он сколотил свой первый миллион долларов. А дальше, пользуясь своими московскими связями, сумел взять кредит в западном банке под смешные западные проценты. Он создал на кредит большой банк, который раздавал кредиты уже под очень большие инфляционные проценты в России. Через некоторое время его банк стал одним из крупнейших, по Москве он отрыл более 40 филиалов, разбогател невероятно и стал «чудить».

Но не об этом речь. Он приехал ко мне в гости спустя три года, как мы расстались не просто так, а похвастаться. Правда официальная версия была другая – поблагодарить меня за предпринимательскую науку. Заняться сейфами надоумил его именно я. Почему  – это отдельная тема, но важно другое, он послушал моего совета потому, что был в то время простым ментом, а я уже к началу 90-х создал несколько небольших цехов, которые меня неплохо кормили. Он знал и о моих научных работах. Так вот, когда он приехал ко мне в гости, чтобы хвастаться, я был уже по финансовому статусу на многие порядки ниже его. И ему, видимо, было приятно «вернуть долг» – показать, что он меня переплюнул.

В ответ я ему предложил совместный бизнес в инноватике: у него деньги, у меня проекты. Он знал, что я берусь только за реальные дела и всегда добиваюсь успеха, но ему скучно было финансировать всякую там техническую «мелочь», он покупал в то время уже целые фирмы за границей и финансировал даже наши атомные станции. Тогда я решил его немного приобщить к моим грандиозным научным идеям. И тут из него поперло: он взял листы бумаги, ручку и стал меня учить, как нужно строить глобальные космологические картины. Это было нечто совершенно дикое, но ему нравилось, что теперь не я его учу, а он меня, причем не только бизнесу, но и науке. И тут я впервые понял, что большие деньги создают и большое самомнение, которое уже не знает границ.

Сегодня можно встретить немало таких новых «шурхентов», которые, заработав неслыханные деньги на чем-то реальном и простом, в силу своей творческой сущности хотят сотворить чудо. Чтоб весь мир ахнул или перевернулся. Для этого они собирают вокруг себя всяких изобретателей и ученых и начинают их финансировать, а часто и учить жить. Так возникают современные алхимические центры, в которых происходят невероятные чудеса. От академической науки их прячут, как раньше прятали алхимиков от церкви, которая тогда отвечала за науку вообще. Тут богачи любители новатики решают одновременно несколько проблем: спасают себя от скуки, компенсируют студенческие комплексы (теперь они командуют профессорами), представляют себя в будущем этакими Гариными с лазерами в руках, а в глубине души надеются спасти мир и стать героями планеты.

Но если подняться над этими мелкими причинами, то есть одна главная - они тянутся к инноватике потому, что не видят возможности другого развития в России. Ибо русских богачей чаще всего интересует не количественный рост, а рост качественный, а он в России возможен лишь в одном направлении – инновационном.

В чем их главная проблема? Они надеются на свои деньги и организаторские способности. Они ошибочно считают, что этого вполне достаточно, чтобы достать Луну с неба. И они, увы, плохо знают историю и суть инновационного процесса. Например, в 60…70 годы ХХ века весь мир вел разработку в направлении создания термоядерной энергетики. Строились токомаки, велись исследования. Были привлечены лучшие специалисты, какие могла найти в то время мировая наука. Было выделено на это несметное количество миллиардов долларов, ученые много раз обещали, что вот еще чуть-чуть и… Ничего! Сегодня эту тему стыдливо замели под ковер, ибо провалилась не лаборатория, КБ или страна – провалилась вся мировая наука. Провалилась безнадежно, и нет уже даже намека на успех. Не помогли ни деньги, ни лучшие специалисты, ни отличные организаторы. Почему?

Ответ очень прост – не было главной правильной идеи, ее никто не сумел родить. А все разработки и построения велись вокруг ложной идеи. Что посадишь, что и вырастишь. Посадишь паслен, не жди, что вырастет дуб.

А как найти эту правильную идею? О! Это отдельная большая тема, уже не об инноватике, а о развитии вообще человеческого сознания и тайных законах этого процесса.

А что же делать сегодня?

Источник: Павел Гусляр

Остальные части:

© 2005–2020 Энергоинформ — альтернативная энергетика, энергосбережение, информационно-компьютерные технологии