Энергоинформ – развитие энергетики и информационных технологий

Энергоинформ — альтернативная энергетика, энергосбережение, информационно-компьютерные технологии

Энергоинформ / Точка зрения / Постиндустриальный электрошок

Постиндустриальный электрошок

Когда же нам надоест ставить над собой опасные эксперименты?

АНГЛИЙСКО-МАРЖИНАЛЬНОЕ НАДУВАТЕЛЬСТВО

Итак, потуги осуществить грезы рыночных фундаменталистов Запада начала 1980-х и создать конкурентную электроэнергетику оказались провальными. Выяснилось, что госкапиталистически-социалистическая схема электроэнергетики (вертикально интегрированные компании с государственным регулированием тарифов и плановыми инвестициями) работает намного лучше и надежнее, чем либеральная (разделение энергетики на якобы конкурирующие частные компании-генераторы, сети, торговые фирмы и диспетчеров). "Рыночные преобразования в электроэнергетике ведут к тому, что излишние генерирующие мощности ликвидируются, новые мощности не воспроизводятся и отрасль становится тормозом в развитии экономики…" – отмечает В.В. Платонов, профессор Южно-Российского государственного технического университета. По сути дела, он воспроизводит предупреждения своих западных коллег-технократов, которые те делали еще четверть века назад.

Прежде всего, на самом рыночном Западе рухнул либеральный миф 1980-х о том, что потребитель в итоге перестройки ЭЭ-отрасли сможет выбирать поставщика с самыми низкими тарифами на электричество.

Это невозможно зачастую чисто технически, а кроме того – разрушительно для экономики самой приватизированной электроэнергетики. Ведь уничтожается стимул к строительству частниками новых мощностей! Какой идиот будет вкладывать сотни миллионов фунтов и долларов в строительство новой станции, если тарифы будут понижаться – а следовательно, будет снижаться прибыльность вложений? Так ведь и разориться недолго.

А потому либерал-реформаторы придумали так называемый "маржинальный рынок" ЭЭ. Суть его в том, что сложная структура (администратор торговой системы) рассчитывает отпускной тариф, суммируя предложения компаний-поставщиков – и устанавливает среднюю цену энергии по самому дорогому из предложений. Скажем – семь центов за киловатт-час. Благодаря этому те генерирующие компании, которые готовы продавать ток по четыре цента, получают маржу – по три цента с каждого киловатт-часа. Считалось, что таким образом частный капитал будет заинтересован в том, чтобы снижать издержки на производство энергии и строить станции на новейших технологиях, способных давать более дешевое электричество. В данном случае – за счет потребителей.

Но на деле оказалось, что частники стали пускать маржинальные сверхприбыли в спекулятивный сектор. Строить новые мощности им оказалось невыгодно. А зачем? Чем больше дефицит энергии на рынке – тем выше тарифы, тем больше денег из карманов потребителей можно выкачать. При этом, выкачивая денежки из страны, они совсем не торопились сооружать новые электромощности. Зачем? Это долго, малоприбыльно. Лучше пустим барыши от маржи на всякие финансовые спекуляции, вложимся в недвижимость, в интернет-экономику.

– Фактически поставщики с высокорентабельными электростанциями заинтересованы в дефиците электроэнергии для получения сверхприбыли, которая может направляться по их усмотрению в отрасли, дающие больший экономический эффект, чем долгосрочное и дорогостоящее строительство новых электростанций. Сокращение же издержек на электростанциях со сложным и высокозатратным циклом производства электроэнергии снижает надежность их работы и ведет к повышению аварийности таких электростанций, – считает В.В. Платонов.

Очень быстро лопнул "мыльный пузырь" якобы успешной либеральной реформы энергетики в Англии. Начатая в 1989-м, она привела к тому, что старые угольные электростанции с высокими тарифами просто-напросто закрыли – хотя их можно было модернизировать, переведя на водоугольное топливо (ВУТ). Вместо них частный капитал стал бурно плодить силовые станции на газотурбинных установках, которые питались с британских газовых месторождений. В итоге тарифы на электричество даже снизились – на 10%. Но газа скоро перестало хватать, цены на него полезли вверх – и тарифы тоже стали "набирать высоту", скоро на 20% превзойдя дореформенный уровень. На маржинальном рынке обнаружились дикие спекуляции и махинации частников. Поэтому уже в 1997 году британское правительство было вынуждено принимать чрезвычайные меры: ради подъема угольной промышленности – запрещать в стране строительство новых газотурбинных энергоблоков. Мол, опять стройте угольные станции. А к 2000 году англичане запретили торговлю электроэнергией через оптовый рынок с маржинальной системой!

Словом, попытка либеральной перестройки в электроэнергетике и здесь завершилась плачевно, принеся с собой лишь рост цен и вакханалию надувательства потребителей. От чего ушли – к тому и пришли.

В дурацкое положение угодили норвежцы и шведы. Вослед за англичанами они тоже провели реформу ЭЭ-отрасли по самой радикальной модели: с разделением производства, передачи и сбыта электричества. Хотя еще в 1980-е у них были вполне приличные, "полусоциалистически" -централизованные, вертикально-интегрированные электрокомпании, что исправно снабжали Швецию и Норвегию киловатт-часами. Мало того, они имели еще и 40-процентный резерв мощностей!

Как только наивные скандинавы провели радикально-рыночную ЭЭ-реформу, они закрыли половину своих станций как нерентабельные. В их странах тотчас же возник дикий дефицит электричества. Они кинулись закупать его во Франции и Германии – то есть в странах с "нерыночной", вертикально-интегрированной энергетикой. Сначала это даже позволило шведам и норвежцам понизить тарифы на 10-20%. Но рост потребления киловатт-часов привел к тому, что импорт из-за ограниченной пропускной способности ЛЭП перестал покрывать дефицит в часы, когда потребление в Скандинавии достигало пика. Тарифы в такое время выросли вчетверо! Но энергии все равно не хватает – и шведам с норвежцами пришлось в часы пик прибегать к обесточиванию целых районов!

Скандинавам пришлось прекратить либеральные эксперименты в электрической отрасли и опять строить электростанции.

На черта тогда закрывали старые?

ЛИБЕРАЛЫ НЕВМЕНЯЕМЫ?

Итак, на сегодня, после серии системных аварий и энергетических кризисов в США и других странах, попробовавших построить либерально-конкурентную модель ЭЭ-отрасли, от подобных реформ твердо отказались Япония, Тайвань, КНР, Южная Корея.

Южнокорейцы, посмотрев на энергетические катастрофы в Европе, Калифорнии и на северо-востоке США (2000–2003 гг.), поступили с умом. Они выделили из государственной компании-монополиста, вертикально интегрированной "КЕПКО", шесть генерирующих компаний – пусть, мол, конкурируют. Но покупатель у них будет один: государство. (Оно потом перепродаст энергию потребителям) Оно установит тариф, выше которого подниматься нельзя, и если хочешь прибыль – снижай издержки. По сути дела, получилось государственное регулирование (модель "Единственный покупатель"). При этом корейцы так и не пошли на приватизацию шести компаний-генераторов.

Как отмечает один из ведущих русских экспертов в области электроэнергетики, профессор Л.С. Беляев, в Аргентине, Бразилии и Чили в последние годы отказались от "конкурентного" рынка и ввели регулирование тарифов, ввиду образовавшегося дефицита мощностей и роста цен на киловатт-часы. В Чили, например, либерально-конкурентный рынок был введен даже раньше, чем в США и Западной Европе. Первое время он давал положительный эффект в части снижения издержек производства и тарифов. Однако чилийская электроэнергетика развивалась лишь за счет дешевых парогазовых установок на природном газе, импортируемом из Аргентины. Когда возможности импорта газа были исчерпаны, развитие генерирующих мощностей прекратилось, образовался дефицит (из-за роста электропотребления) и началось повышение тарифов. В Бразилии, как отмечает Л.С. Беляев, и в Аргентине, где большую долю составляют ГЭС (особенно – в Бразилии), их строительство прекратилось с переходом к "конкурентному рынку", что также привело через несколько лет к образованию дефицита. Сейчас в Южной Америке не осталось ни одной страны с конкурентным рынком в электроэнергетике. Есть только несколько стран с моделью рынка "Единственный покупатель" (Мексика, Гондурас, Эквадор).

В апреле 2006 года Еврокомиссия принимает гневное решение, обвиняя 17 (!) стран – членов ЕС в саботаже либеральной реформы электроэнергетики. В число саботажников - "нерыночников" угодили Австрия, Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Ирландия, Испания, Италия, Латвия, Литва, Польша, Словакия, Франция, Чехия, Швеция, Эстония. Если отбросить всякую мелочь, то видно: самые сильные и развитые страны Еврозоны (Старая Европа – англичане, немцы, австрияки, бельгийцы, французы, итальянцы) не желают идти по катастрофическому пути и гробить свою электроэнергетику. Но комиссары-еврократы в Брюсселе, кажется, впали в полный маразм: они требуют от "провинившихся" прекратить госрегулирование цен на электричество и дать возможность потребителям выбирать поставщиков! Какой, к черту, выбор – если это, как мы знаем, технически невозможно? Да еще с грабительским "маржинальным рынком".

Кажется, пораженные либеральным идиотизмом еврократы в Брюсселе стали совершенно невменяемыми. Однако их вряд ли кто-нибудь послушает. Слишком явно лопнул либерально-"постиндустриальный" миф в энергетике.

"НЕРЫНОЧНЫЕ" МЕРЫ ЗАПАДА

Таким образом, попытка либерально-фундаменталистских реформ в электроэнергетике поставила Западный мир на грань катастрофы. Крушение энергоснабжения в Европе, США (как и в других развитых странах) означает коллапс не только промышленности и "постиндустриального сектора", но и общества как такового. Сегодня во всем развитом мире мы наблюдаем откат от либеральных экспериментов в сторону старого устройства ЭЭ-отрасли.

Ошибка либералов 1980–1990-х гг. заключается в том, что они кинулись строить конкурентно-рыночную энергетику на технологической базе, годной только для сугубо централизованных, командно-административных систем. Энергетика крупных станций и больших линий электропередач нерыночна по определению. Никакого "постиндустриализма" здесь нет. Соорудить на такой технологической базе конкурентную модель – все равно что пытаться переделать паровоз в самолет.

Наверное, попытка была бы удачной, существуй совершенно иная энергетика. Та, что основана на массе небольших электрохимических (водородно-кислородных) генераторов при каждом доме или заводе. Существуют мечты, что в такой системе мини-электростанциями будут работать даже автомобили на кислородно-водородных топливных элементах – когда будут стоять в хозяйских гаражах. А невероятно сложная компьютерно-сетевая система управления превратит все эти тысячи мини-электростанций в громадную, разумную Энергосеть наподобие Интернета. Искусственный разум Сети сможет в каждую секунду выстраивать сложные схемы поставок, балансировать потребление и производство, выдавать схемы оптимальной транспортировки тока. Более того, в такой "разумной энерго-мегасети" должны быть накопители электричества на высокотемпературных сверхпроводниках, маховиковые аккумуляторы и подземные кабели-супермагистрали.

Однако чтобы создать такую энерготехнику, нужны самые революционные прорывы в науке и промышленности! Необходима вполне советская политика вложения государственных денег в самые передовые программы и разработки. Но либеральный капитализм, что господствует на Западе с конца 1980-х, на такое неспособен. Он экономит на всем, он до бесконечности использует старые научно-технические порывы, не создавая новых. Он абсолютизирует коммерциализацию и быструю прибыль, не хочет ждать отдачи годами и отказывает государству в праве мобилизовать деньги для вложения в перспективные проекты.

А потому нет революции в энерготехнологиях – проваливаются и "постиндустриальные" потуги создать конкурентную электроэнергетику. С 2003 года американцы объявили о планах построения новой энергетики, похожей на описанную здесь. Но увенчаются ли их попытки успехом? Вопрос…

В условиях, когда новой энергетики нет, американцы, европейцы и азиаты вынуждены возвращаться к старой, вполне индустриальной модели вертикально-интегрированной ЭЭ. А куда деваться? Лучше это, чем социально-экономический коллапс, чем катастрофа с энергообеспечением. Те же немцы, наплевав на все, сохраняют две сверхмощные вертикально-интегрированных компании, объединяя их еще и с добычей топлива.

При этом те же европейцы делают "нерыночные" шаги, коим не грех поучиться. Скажем, им удается ломать чисто капиталистическую, рыночную логику энергетиков. Казалось бы, они должны всемерно радеть о том, чтобы их потребители поглощали как можно больше киловатт-часов, не экономя. Ведь чем больше потребление – тем выше прибыли собственно энергетиков. Но европейцы и американцы сумели создать такую систему стимулов, при которой энергетики… борются за то, чтобы их клиенты потребляли как можно меньше энергии, внедряя у себя энергосберегающие технологии. Оно и понятно: ведь энергетиков поощряют за это разными способами, а паче всего – возлагая на них полную ответственность за надежность и бесперебойность энергопитания территорий.

С другой стороны, европейцы творчески применяют старый советский подход. В СССР действовали строгие нормативы расхода топлива на киловатт-час выработки энергии. Перерасходовал, не экономил – отвечай! Так обеспечивалась экономичность "Единой энергосистемы", двигался вперед научно-технический прогресс. Сегодня в Евросоюзе органы госрегулирования тарифов изучают положение дел на лучших электростанциях Европы, делая их эталонами. А всем остальным говорят – расход топлива у вас должен быть как у этих "передовиков". Как? Внедряйте новейшую технику. А тарифы задирать мы вам не дадим.

Такова сегодняшняя "антирыночная реакция" в мире. Реакция нормальных людей на провал попытки либералов перекроить электроэнергетику по своим безумным лекалам.

А В РФ – ВСЕ НАОБОРОТ

Тут бы и поставить точку, да не получается. Потому что в РФ дела идут в прямо противоположном направлении. Пока мир отказывается от либерального бредовых концепций реформирования ЭЭ-отрасли, в РФ команда Анатолия Чубайса готовится ввести "англо-калифорнийско-чилийско-скандинавскую" модель во всей красе! Так, как будто она уже не провалилась везде, где только можно! Чем это кончится, не представляете? В то время как США, Европа, Южная Корея и другие отползают от пропасти энергокатастрофы, РФ рванула в этом направлении стремительным галопом. Не пора ли, наконец, одуматься – и остановиться?

Автор благодарит Научно-технический центр "Оптимизация управления в электроэнергетике" (РФ), Московский энергетический институт (МЭИ) и лично Виктора Кудрявого за предоставленный фактический материал.

Источник: Максим Калашников, RPMonitor.ru
© 2005–2019 Энергоинформ — альтернативная энергетика, энергосбережение, информационно-компьютерные технологии